15oC   33%   769 мм   5 м/с
Экспорт новостей Группа Вконтакте Наш канал на YouTube Google+ Наш Твиттер Добавить в Yandex
Горловский Медиа Портал   02.11.12 15:21    PDF Печать
Особое мнение: воспоминания о жизни, которые лучше самой жизни. Рецензия на книгу Антона Куликова "Наедине с тенью"
Горловский Медиа ПорталВсе созданное человеком искусства является отражением окружающей действительности в его искривленном душевном зеркале. Поиском себя в обезличенном мире социальных механизмов и попыткой деформации общественной мифологии. Порой это звучит как сдавленный крик сквозь зажавшую рот ладонь, иногда – как глас вопиющего перед выключенной телекамерой, еще реже – предсмертным хрипом спившегося смотрителя зоопарка. Искусство – это борьба человека с комфортом за счастье. Духовный гироскоп самопознания, указующий путь к преодолению личной несвободы и бытового однообразия. Путь, имеющий две конечные станции – Любовь и Смерть.

Для меня современная поэзия – это комната смеха, где в очередном приступе социофобии рыдает окровавленный Робинзон Крузо. Это сугубо интимный вид искусства, которому не место на заплеванных рекламных площадях и в душных панцирях ночных клубов. По мнению французского философа-постструктуралиста Ролана Барта, поэтическое воображение по сути своей не формирует, а деформирует образы. Это не означает, что оно превращается в выдающую нам масс-медийные пироги мясорубку миссис Ловетт. Ведь это не деформирование, а скорее уже уничтожение образов, путем упрощения и вульгаризации духовных ценностей. Именно то, что происходит сегодня в массовой культуре, когда ради двух комиксов в суперобложке и рекламного плаката со старых полотен литературы соскабливают краску и разводят ее синтетической копипастой «собственных точек зрения».

Горловский Медиа Портал
Для увеличения нажмите на изображение

Деформирование (или как уже принято говорить «деконструкция») в искусстве – это уничтожение стереотипной оболочки образов, ради сокрытого под ней смысла. «Без катастрофы нет стиха, не бывает стиха, который бы не открывался, как рана, и который бы не ранил», – так писал еще один французский философ Жак Деррида. В одном из своих эссе он указывал, что, во-первых, «стих должен быть кратким, эллиптическим по призванию» и, во-вторых, иметь «сердце» – один маршрут из многих путей: «Дар стиха не цитирует и не вызывает к ответу, у него нет титула, он больше не лицедействует, он случается, нежданный тобой, и обрывает дыхание, порывает с рассуждающей и особенно с литературной поэзией». Подобным даром стиха в современной поэтической традиции обладает верлибр. Поэзия, лишенная вериг рифмы, строфики, изотоники, слогового метра и т.д. И если настоящая свобода начинается по ту сторону отчаяния, то пространство верлибра берет свое начало за его гранью.

Антон Куликов – яркий и талантливый горловский представитель верлибристической поэтической школы. Более десяти лет его произведения оставались неопубликованными и были известны лишь узкому кругу провиденциальных читателей. И вот, только в начале октября этого года, свет увидела его небольшая книга карманного формата – «Наедине с тенью». Каждый верлибр в ней – это изящный шрам на девичьей спине, оставшийся как напоминание о встрече с инквизиторами. Порой верлибры Антона Куликова мне кажутся оптическим обманом, хотя на самом деле это сломанные дорожные указатели. Чем больше пытаешься их растолковать, тем лучше понимаешь, что

И самых небесных птиц
проглатывает подземная клетка

Поэзия – это не случайные всплески вдохновения, облаченные в сарафаны хореев и камзолы анапестов. Это результат напряженной духовно-интеллектуальной работы, доведенный до крайней черты жизни. «Возвышенность духа писателя помещается у него в затылке. Сам он видеть ее не может. Если же попытается увидеть во что бы то ни стало, то лишь сломает шею», – писал классик новой японской литературы Рюноскэ Акутагава. Поэзия не имеет географических границ, ее пространство – человеческие души.

Когда умирает река
Она впадает в воду
Когда умирает человек
Он впадает в землю
Когда умирает Земля
Она впадает в детство

Верлибры Антона Куликова – это постоянная метаморфоза формы, смысла и духа. Каждая страница – кокон, внутри которого читатель может найти не только бабочку, но и мумифицированный обед паука. Деконструкция образов в его верлибрах достигла своей высшей точки, лежащей на демаркационной линии между чувственностью и рассудком. Отсюда и лаконичность самих произведений, где каждое слово ценится автором дороже собственной жизни. В верлибре нет ничего лишнего: союзов, предлогов, вводных слов и даже запятых. Каждое буквосочетание и их порядок расположения имеет свое скрытое значение, заложенное творцом «наличное бытие» слова.

Зачем заниматься переводом
трактатов теракта
на язык Вавилона
если
можно просто открыть осень
и
между птиц прочитать сумерки

Горловский Медиа Портал
Для увеличения нажмите на изображение

Большинство верлибров Антона Куликова пронизаны пугающим отторжением окружающей действительности – жаждой беспамятства, стремлением к безмолвию и переживанием пограничных состояний рассудка. Но, несмотря на все это, автор стремится переродить слово, которое бы стало высшим достижением Тишины. И через это перерождение видно стремление самого автора на обретение себя нового. Нечто подобное можно встретить у Франца Кафки: «Первый признак начала познания – желание умереть. Эта жизнь кажется невыносимой, другая – недостижимой. Уже не стыдишься, что хочешь умереть; просишь, чтобы тебя перевели из старой камеры, которую ты ненавидишь, в новую, которую ты только еще начнешь ненавидеть. Сказывается тут и остаток веры, что во время пути случайно пройдет по коридору главный, посмотрит на узника и скажет: «Этого не запирайте больше. Я беру его к себе».

Поэзия – один из способов
подражания тишине.

Один из главных лейтмотивов книги Антона Куликова «Наедине с тенью» – возвращение к прошлому. Не тоска по утраченному, а скорее сожаление о неисполнившемся: «Если ожидание смерти хуже самой смерти, то воспоминание о жизни лучше самой жизни». Каждый верлибр этой книги пронизан подобным сожалением и вечными воспоминаниями о жизни. Через все это можно увидеть рефлексивный поиск автором прошлого в будущем:

Я ухожу в себя
чтобы встретиться с тобой

Более точно об этом в своей книге сказал Ричард Бротиган: «Наверное, это была бы смешная история, если б не тот факт, что людям требуется чуточку любви, и Господи, как же грустно от того, через сколько г..на приходится пройти, чтобы найти ее хоть немного». Для меня «Наедине с тенью» стало, пожалуй, главным литературным событием Донбасса за последние несколько лет. Талантливая, граничащая с еретическим гнозисом, книга описывает новые алгоритмы поиска человеком в себе высших способностей духа. Какие ощущения она оставляет после себя? Веры в Прогноз погоды:

Завтра
на всей территории любви
ожидается сильная облачность
Ночью выпадет хлеб

Егор Воронов, специально для "Горловского Медиа Портала"
e-max.it: your social media marketing partner

 

Популярные новости

Видео    
15.04.19

Реконструкция КПВВ "Майорское": крытые парковки и кондиционируемые помещения для пешеходов ... Украинский пункт пропуск "Майорское" активно готовится к летнему сезону. Сейчас здесь идет масштабная реконструкция, в результате которой на КПВВ появятся крытые...

 Читать полностью    Добавить комментарий


Город    
15.04.19

В ДНР обещают сегодня восстановить поврежденную в результате обстрела ЛЭП на севере Горловки ... Поврежденную в результате обстрела 9 апреля линию электропередач, в результате чего более 3 тысяч абонентов поселка Гольмовский остались без света, планируют...

 Читать полностью    Добавить комментарий


Люди    
15.04.19

За прошедшую неделю в Горловке родились 11 малышей ... На прошлой неделе, с 8 по 14 апреля, в Горловке на свет появились 11 малышей. 7 мальчиков и 4 девочки.

 Читать полностью    Добавить комментарий


Обратная связь
Редакция может не разделять мнения авторов публикаций и комментариев к ним. При полной или частичной перепечатке материалов сайта ссылка на http://www.0624.com.ua обязательна. Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86
Войти